Кончится лето

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кончится лето » Настоящее » Восемнадцать метров над асфальтом и звезды | 23.07.2009


Восемнадцать метров над асфальтом и звезды | 23.07.2009

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://media.giphy.com/media/g6cOdLrYKGTo4/giphy.gif

Место действия:
Крыша расселенной хрущевки посреди множества прочих заброшек.
Время и погода:
Ясная звездная ночь.
Участники:
Какие-то десятиклассницы
Завязка:
Совершенно случайная встреча с совершенно случайно совпавшим желанием тусоваться ночью невесть где. Не пытайтесь повторить в домашних условиях, мама наругает.

0

2

Полина чиркнула зажигалкой и закурила. Звездочки над ней непрестанно перемигивались.

Полина лежала на крыше заброшенного жилого дома и пускала в летний воздух дым. С тех пор, как в ее жизни появился Погорелов с погореловской же хатой, ей все реже приходилось проводить ночи в таких сомнительных местах. Но привычка есть привычка, и хочешь-не хочешь, а к тому, с чем сроднилось, тянет. Нет, она бы могла конечно позвать Елисея на ночные брожения по заброшкам, и это может быть было бы даже спокойнее, чем шляться тут в одиночестве. Но Полина не позвала его - просто из вредности, наверное.

Так вот, звездочки на небе были не хуже, чем у того, как его там, который себе ухо откусил. Стоп, откусил себе ухо? Полина резко помотала головой, приводя мысли в порядок. Конечно, тот ебнутый отрезал себе ухо. Ну да и невелика разница - чтобы отрезать себе часть тела, надо быть наглухо припижженым. Наг-лу-хо.
И она совершенно дурацки заулыбалась - надо же, смотрит в звездное небо и думает о том, как надо пиздануться, чтобы откромсать себе ухо. С такой улыбочкой ее никто никогда не видел, да и не должен был увидеть. А иначе ей бы пришлось припечатать этого несчастного головой об стенку так, чтоб у того случилась амнезия. Причем амнезия полная - на меньшее она согласна не была.

И все-таки, теплые летние ночи были чудесным временем - можно было задрыхнуть хоть здесь (на что Полина в общем-то была вполне согласна). Уж лучше твердая поверхность давно всеми забытой крыши, чем дом-который-не-дом, в котором всем рулит сумасшедшая стареющая клуша.
Не-не-не, мысли о тетке нахуй. Она тут душой и телом отдыхает, к чему ей думать про старуху и ее наполовину приемный выводок? Лучше подумать о чем-нибудь приятном. На последнем слове в голове мимолетно пронеслось диковатое еблище Елисея, но Полина мгновенно распрощалась с этой мыслью. Вот то ли дело пиво. Да, пиво. В такую ночь, пиво было бы самое то, хотя пила она его не то чтоб часто.

Эх, вот бы пива...

+3

3

Когда надо, Вася умела двигаться относительно тихо. Относительно – так, что её приближение даже можно было хотя бы с сомнениями принять за шаги поднимающегося по лестнице человека, а не несущегося по лестнице табуна диких лошадей, как обычно.

Появилась из двери, ведущей на лестничную клетку, высоким таинственным приведением. В руке привидение держало большой пакет, видимо, из ближайшей сомнительной круглосутки. В другой – маленький, но ослепительно яркий фонарик.

– Ну, привет! А чего ты тут одна? Где остальные? – привидение размахивало фонарем из стороны в сторону, а голос его заполнял собой всё пространство, будто бы рикошетил от стен соседних домов. В нем чувствовалась интонация тревоги.

Было вино, что привидение в недоумении. Это был не первый раз, когда они с друзьями-привидениями собирались немного посидеть на крыше, потрещать и просто с пользой провести время… Неужели что-то перепутала? Да нет, вроде всё верно…

Когда на дворе лето, необходимость следить за днями недели отсутствует. Немудрено немного запутаться… Вот поэтому Вася не злилась на тех, кто перепутал дни. Да, сама-то она ошибиться не могла – хотя отца в городе не было и счет времени она совершенно потеряла, насчет сегодня была уверена – двадцать четвертое июля, пятница.

Отключила фонарик и, вздохнув, опустилось на невесть откуда взявшуюся на крыше бетонную шпалу. Пакет поставила рядом с собой – между них двоих. Раздался чарующий хруст чего-то целлофанового и даже где-то обнадеживающий звон текла о стекло.

– Я тут хавчика притащила, будешь?.. Оля, правильно?

+3

4

Когда у лесенки, ведущей вниз, загрохотало ножищами нечто, Полина дернулась и вскочила, мгновенно перейдя в режим боевой школьницы-берсерка. И даже выпавшую сигарету проигнорировала. Еще ей, конечно, не хватало столкновения с каким-нибудь агрессивным упырем, здесь, на ее излюбленном месте. И вот же пакостная дилемма возникала - ввязываться в стычку с какой-нибудь потусторонней сущностью на крыше было невероятно тупой идеей, но если отвадить тварь, то она прознает, что тут бывают люди, и племя все ее прознает, и будет тут твориться хрен знает что.
И как только Полина отчаянно решила принять бой, ее ослепил яркий луч, а через мгновение она разобрала вполне человеческий силуэт. Высокий, девичий, тощий и патлатый силуэт. Пока память упорно пыталась найти кого-то похожего, Полина обмякла и расслабилась, но на девицу смотрела не без подозрения. Потому что нормальный человек сейчас здесь не окажется - это общеизвестный факт.

- Какие такие "остальные", нет тут никаких остальных, - Полина уселась, скрестив ноги, и сурово поглядывая на свою ночную гостью поверх стекол очков, - Я тут одна. Была.
Последнее слово было произнесено с едва заметным, но хорошо ощутимым акцентом - шла бы ты, красавица, отсюда, да не мешала человеку отдых отдыхать.

Двоякие чувства - вроде и сиюминутное желание расцарапать патлатой шпале лицо за неправильно названное имя, а вроде ей и хавчик предложили... И вообще, деваха казалась настолько на своей волне, что мысли о кровопролитии исчезли так же быстро, как появились.
- Ну давай, - она пожала плечами, - Полина я. А ты?.. А, ты... Я и не признала.

Когда глаза вновь привыкли к ночному освещению после надругательства над ним фонариком, Полина таки сумела опознать девицу. Эта-как-ее-там-из-параллели, безобидная и чудаковатая. Говоря языком американского подросткового кинца начала тысячелетия, они были из одной лиги. Определялась эта "лига" проще некуда - оба подростка просто не должны быть обижены сравнением друг с другом. Девочка-с-пацанским-именем (а, точно, Васька), кажется, была напрочь лишена этого свойства характера, ну а Полина... Полина демонстративно гордилась сравнением с ебанутыми.

Окончательно успокоившись, Полинка было хотела найти вылетевшую изо рта сигарету, но порыв теплого летнего ветра прямо на ее глазах укатил так и недотлевшую сижку прямо с крыши. Поля чертыхнулась и полезла за новой. Закурила.
- Ты-то тут чего делаешь? Мамка не заругает за такие гулянки? - Полина усмехнулась и беспардонно сунулась в стоящий между ними пакет. И правда хавчик - чипсы вон какие-то, сухарики.
...и пиво?

Полина в чудеса не верила, а потому подозрительно покосилась на Василису - может, перед ней скрывающийся телепат? Это бы многое объяснило... Полина даже попыталась немного подумать о том, что "эй, я тебя спалила!". Реакции не последовало настолько, что либо перед ней был талант от мира актерского искусства, либо чудо все-таки произошло.

Просила пиво - на тебе пиво.

+3

5

Надо же, как получилось. Ничего никому доверить нельзя.

Вася на мгновение закатила глаза. Это ж надо, всего раз в жизни позволила себе не притащить на выездную церемонию каждого за шкирняк лично, а понадеялась, что все, кому надо, всем, кому надо, расскажут, и на тебе. Вот и верь после этого в человечество.

Ну, ничего страшного. В интонации этого «была» Вася разглядела совершенно не то, что в них звучало на самом деле – а именно, сдержанную радость, что пришёл хоть кто-то. Сама бы она, наверное, сидеть в одиночестве на пустой крыше смогла бы минуты эдак две.

– Ага, да, точно, Полина. Извиняй! – Хорошо, что вовремя узнала. Вася чуть было не подумала, что в этом мире есть хоть кто-то, кто её не знает хотя бы через кого-то. Что в таком случае делать, она понятия не имела. Жизнь её к такому не готовила.

Показалось.

Сигаретный дым Васю не беспокоил. Хотя её собственная карьера курильщицы не сложилась после всего одной попытки – невкусно. Но отец всю жизнь курил, так что даже не приходилось рассказывать, кто курил, а кто рядом стоял.

Хотя это вроде из тех смешных, ароматизированных… Но лучше – вафельки. Покупные, образца «сердечки с дырндочкками». На затарку пришлось потратиться изрядно, да и деньки на период отцовского отсутствия уже подоходили к концу, поэтому в рамках экономии Вася с утра ничего не жрала.

– Не. Батя товко вафтра пвиедет. Не увнает. – Захрустела вафельками, и даже не заметила, что пришлось исправить мамку на батю, привыкла уже, – А твои-то как, в курсе?

Извечная проблема поздних посиделок, конечно. Можно было бы днём, но днём ведь не так интересно... Может, поэтому никто не пришёл? Надо будет в следующий раз всё-таки засветло. Потом за возвращение среди ночи, конечно, вломят соразмерно, но все ведь знают, что получить прощение проще, чем разрешение.

+3

6

Полина беспардонно запустила руку в упаковку вафель и выудила оттуда одну. Хрен ли ей отказываться, раз предлагают? Когда Васька слиняет еще неясно, а вот ей тут  точно до утра торчать. Ой и меркантильной же сволочью она себе иногда казалась!

- Мои? Да моим похер уже давно, - не без ноток горделивого вызова ответила Полина, - Я у тетки типа кошки домашней - погуляю и приду. Даром что в тапки ей не ссу.

Вафелька благополучно была умята за пару минут (Полина, надо сказать, изрядно проголодалась), и вслед за ней в расход пошла пачка чипсов. Паршивых кукурузных палок, измазанных в рыжеватом вкусоусилительном дерьме, конечно, но нахаляву, как известно, и уксус становился слаще. Так что Полина, не испытывая лишнего стеснения, закидывала в себя одну хрустящую субстанцию за другой.

- И часто ты так тут тусуешься? - деловито поинтересовалась Полина, - Я б на твоем месте полегче была с этим райончиком. А то знаешь, рассказывают тут всякое...
Простить васькино пребывание можно было только сейчас, за пакет с хавкой и питием. Полина давно уже считала этот разъебанный домишку чуть ли не своим собственным, так что отвадить патлатую от него было делом чести. Да и она ж не со зла - вокруг вон сколько чудесных заброшек разной степени всратости, да и она сама сюда через раз ходит (но неизменно возвращается), авось еще пересекутся... где-нибудь по соседству.
Так что Полина сделала серьезное лицо, поправила очки и завела свой сказ.

- Ты ж вообще в курсе, как этот район расселили? Вообще, официально сказали, типа тут газопровод как-то неправильно проложен, надо его чуть ли не с корнями демонтировать нахуй и заново перекладывать. Заниматься этим естественно никто не стал, деньги попилили и разошлись. Воон тот пустырь видишь? - Полина махнула рукой куда-то вправо, - Там тоже дом стоял. С него все и началось - там как ебануло, что половины его как не бывало, начисто снесло. Причем ебануло не у кого-то в квартире, а под домом. Вроде как кто-то даже возмущался, типа, так обычно не бывает, но ясен хрень, быстро возмущенных заткнули. Ну а дальше чо? Стали завал разбирать, серьезно все вроде было, говорили, чтоб больше тут не взорвалось ничего. Только странно его разбирали. Огородили, и все обломки взяли и вывезли буквально за неделю - никого не подпускали, ни чтоб помародерить, ни чтоб вещи свои поискать. И вход в остатки подвала не то заварили, не то бетоном залили. Круто для наших мест, а?

Полина докурила сигарету, подбросила и изящным щелбаном отправила в полет. Жест был исполнен как бы невзначай и с легкостью, но знала б Васька, сколько бычков пришлось для этого извести...
Короче, Полина бесстыдно выебывалась всякий раз, когда начинала травить байки.

- Но ты подожди, самая веселуха потом началась, - Полина явно подбиралась к кульминации, - Шпана какая-то из соседних домов, нашла в своем подвале дыру. Большую такую дыру. А за ней - тоннель. Они туда, как самые умные, конечно, полезли. Вышли в другой какой-то подвал, и там все секции были явно кем-то одним заняты - шкафы стояли, оборудование какое-то, книжки заумные, бочки с жижей. Ну пацаны оттуда металлолома натащить решили, но выйти из этого подвала не смогли, потому что выход не открывался ну ни в какую, и короче это походу был подвал дома, под которым ебнуло. Вытащили весь хабар они через тот тоннель, а потом слегли один за другим. И когда им совсем хуево стало, а врачи местные ниче не понимали, приехали какие-то крутые врачи, столичные, хотели их увозить. Но как они приехали, так пацаны те и пропали. Как ушли куда-то, а когда и куда - хуй знает, говорят, руководство этих столичных врачей грозилось чуть ли не переувольнять нахуй всех. Но пацанов так и не нашли. Потом слегли и отъехали разом человек 10 - мужик из металлолома местный, которому шпана хабар носила, несколько синяков, которые у металлолома тусили часто, и какие-то соседи еще их. А потом оказалось, что в том доме, где бомбануло, жил какой-то поехавший, который в Город из какого-то военного городка приехал - там его из нии местного поперли. И он в подвале там мешал что-то... А пацаны те пропавшие по слухам мутировали как-то странно, стали тварями какими-то, и по тем подвалам бродят - разодрали семерых местных за пару недель. Тогда уже всех и расселили, их найти пытались, но куда там - тут же под городом целый лабиринт из подвалов и канализаций.

Полина довольно ухмыльнулась, завершая свой рассказ.

- Вот, понимаешь, Васька, такие тут дела. Так что поосторожней по ночам-то!

+3

7

– А. Ну, добро. – Вася не считала нужным говорить очевидные вещи, типа того, что это всё печально и всё такое, и что нужно искать в этом светлые стороны и всё такое ещё раз. Во-первых, все и так это прекрасно знают, а во-вторых, у кого в наше время дела обстоят не так?

Порылась в пакете, достала маленькую, ноль-шесть, бутылку колы. Обычно брала большие, так дешевле, но тут со скидочкой очень повезло. Можно будет, по всем канонам, оставить кучу маленьких бутылок, а не одну большую.

Ам, иногда. Я где только не шарёблюсь. Вон там, кстати, тоже открытая крыша. – указала на дом через двор, такой же в точности, как этот. Там, правда, было поплоше – куча мусора от предыдущих поколений, почему-то именно там куча дохлых голубей, и вдобавок чем-то жутко воняло.

Рассказ слушала увлеченно – вытаращив глаза, как икона, даже на печеньки почти не отвлекалась. Нет, не то чтобы у неё самой было недостаточно таких историй. Просто Вася считала нужным быть в курсе них – если уж сама не была, то хотя бы хотела знать о них. Особенно в таких случаях. Серьёзно, забраться в хрен знает чем забитый подвал – это, конечно, достойное благородного человека занятие, но лучше бы всё-таки так, чтобы потом не сдохнуть от неизвестной пиздецомы.

– Ну, такое… – содержательно прокомментировала рассказ Вася. Нет, на всякий случай – это была одна из тех историй, которым она верила полностью и безоговорочно. Но вот дело в чем, целей история достигла полностью противоположных.

– Какой только херни нету. В паре минутах от школы дом есть, помнишь, там ещё киоск такой рядом? Был там подвал один… Была хоть раз в подвале? Этот, в общем, не как все. Типа, чистый очень. Ни хуёв на стенах, ни бутылок пустых, как будто убирается кто-то. Говорили всякое, что живёт там кто-то.

Откусила вафельку, запила колой.

– Байки, конечно. Не бывает так, чтобы кто-то где-то жил и при этом не разводил срачельник… Хочешь, сходим, посмотрим? Можно хоть после школы.

+3

8

Что же, Васька по крайней мере оказалась благодарной слушательницей, и Полина смягчилась. Бог с ней, пусть уж шароебится где хочет, ей по крайней мере можно на уши достойно повиснуть. Ну а еще, быть может, где-то в глубине души Полина опустила руки - Васька дрейфовала по мирозданию в одном ей ведомом ритме, и хрен ты ее с него собьешь.  В общем, проще было самой поймать этот ритм, чем отвадить от себя океанские волны.

И Полина расслабилась, запрокинув голову вверх.

- Хмм, и даже ни шприцов, ни гандонов? - ветер встрепал полинкины волосы, и она убрала лишние пряди с лица, - И правда подозрительно. Нахрена до школы ждать, можно хоть завтра сходить...
Нет, серьезно, открытый подвал, в котором не нассано по углам и не раскиданы продукты жизнедеятельности алкашей, торчков и районных казанов - это пиздец как странно. Василиса-то наверняка и не представляла даже, насколько...
В их-то Городе, и чистые подвалы? Только если всех мусорящих свиней жрут до того, как они успевают намусорить.

В пакете Васьки что-то заманчиво блеснуло, и Полина чуть оживилась. Точно, она же просила пива в пустоту, а представителем той тайной силы, что исполняет девичьи желания оказалась Василиса. Полина догрызла свою вафлю и, не спрашивая, достала бутылку - Васька сама решила разделить с ней трапезу, в конце концов.
- Ну, -  из под крышечки раздалось негромкое "пшш", - Давненько я не это самое...

Вкус у пива был редкостно паршивый, зато оно хотя бы было холодным. Полина сделала несколько размеренных глотков и вновь подняла глаза на небо.
- Луна сегодня здоровенная, - пространно заметила она.

- А с того дома, кстати, - Полина кивнула в сторону как раз того, на который несколько минут назад указывала Василиса, - Полгода назад какая-то девка спрыгнула. В новостях не говорили с какого именно, просто район назвали. А знаешь, почему?
Полина сделала еще глоток и ухмыльнулась. Пивчанский приятно бодрил в ночной тишине, и теперь уже точно не было никакого резона гнать Ваську отсюда.

- Эта суицидница по всем квартирам в одном из падиков прошлась с баллончиком и какой-то шизофазией стены исписала. Эту хрень я сама видела, так что зуб даю, - Полина поставила бутылку рядом с собой, поджала колени и обхватила их руками, - А еще говорят, что изрисованы квартиры не всегда в одном и том же падике, надо по разным ходить искать. Такая вот, бля, аномалия.

Молчание на крыше воцарилось на редкость ненапряжное. Полина выпила еще немного пива, посмотрела вдаль, посмотрела на небо, и вдруг заговорила.
- Вот скажи, - Полина глядела вверх практически не моргая, - У тебя было когда-нибудь ощущение, что ты не доживешь до старости?

+3

9

– Ам, добро. Пошли. Отосплюсь завтра и пойдём, лады? Часика в два, может в три. – Вася не сказать чтобы что-то планировала. Просто примерно уже ориентировалась, что если спать лечь на рассвете, организм просыпается как раз примерно в это время. Не в первый раз же!

На самом деле, последние несколько недель недель она только так и жила.

А почему именно после школы? Да, на самом деле, даже не задумывалась. Просто от дома не то чтобы близко, да и вообще – лето Вася предпочитала проводить подальше от надоевшего, исхоженного вдоль и поперек района школы. Но ничего страшного, можно и доехать ради такого случая.

Держа вафлю во рту, скомкала упаковку, сунула куда-то в пакет. Потянулась и опустилась спиной на шпалу, вытянув вперед ноги. Холодновато, но ничего.

Вася не могла вспомнить, было ли хоть раз, что бы она просто смотрела на чистое ночное небо. Обычно такие вещи полагается делать с кем-нибудь вдвоём (ну, предположим), держась за руки и улыбаясь (не дождётесь). Если бы не темнота, можно было бы заметить её фирменный взгляд – устремленный даже не в небо, а будто бы куда-то сквозь него.

– М, да? С какого? – выпрямилась, не вполне точно идентифицировала направление, и решила, что речь про несуразную панельную трехэтажку. – Почему? Ну, фиг знает… Я не уверена, но мне кажется, что с такой высоты насмерть, того, не разобьёшься.

Хотя, стоп, а кто, собственно, сказал, что горе-парашютистка разбилась насмерть?

– Да ты знаешь… – вот тут уже Вася полезла в пакет за бутылью пивчанского, разговор-то намечается философский! – Я стараюсь об этом не думать. Я, честно сказать, не собираюсь долго жить. Вот есть у меня один знакомый, ну, ты вроде знаешь, высоченный такой, вроде звать Максим?..

Открыла о край шпалы, сделала пару глотков, поставила у своих ног.

– Не знаю, чего с ним не так. Короче, ЗОЖник он поехавший. В хлебе у него глютен, в колбасе гэ-мэ-о…  Пьёт только воду из бутылок. Не знаю, что жрёт вообще. Ам, отруби один раз жрал… И таблетки. Не ходит никуда, тупо дома сидит, комп есть, но не пользуется, потому что на него излучают… Зато всем говорит, что будет жить долго. Вот скажи мне, нахуй так жить?

Отредактировано Василиса Канатчикова (2018-10-03 22:20:19)

+2

10

- Макс дибил, - коротко и твердо пробормотала Полина, мотнув головой. Хуевый он, конечно, был, пример, но вслух об этом говорить не стоило. По здоровому образу жизни Максим поехал аккурат полтора года назад - после затяжной и мучительной болезни, которую он, подающий надежды спортсмен, не афишировал даже близким родственникам. Откуда же о ней знала Полина? Проще некуда - она лично погнала вон из города старуху-ведьму, колдовавшую над бедолагой темными ночами. Знала, падла старая, кого выбирать - Макс-то и не болел, наверное, ни разу в жизни.
Закончилось все не плохо, но и не хорошо - Макс бросил серьезный спорт, увлекся какими-то шарлатанскими россказнями и бредил тем, что буквально любое послабление может его убить. Ну хотя бы не помер и инвалидом не стал.

- Дибил он, - повторила Полина, и помотала головой, - Я не про то.

Полина умолкла, присосавшись к горлышку бутылки. Васька ее вряд ли поймет - это факт. Но все же... Все же мысли о будущем навязчиво толпились в ее голове уже не первый день, и их надо было куда-то деть. Полина вздохнула и сделала еще один глоток пива. Куража ради.
- Вот представь... Гипотетически. Если у человека есть неизлечимая болезнь, которая в один случайный день просто убьет его без шансов на спасение. Или не убьет. Или убьет, но в другой. Нет, умирают-то в итоге все, но есть же какой-то усредненный возраст для этого... Ну типа, логично, что после пятидесяти шансы отъехать выше, так? А тут этот гипотетический человек может откинуть копыта в любой момент, независимо от возраста и обстоятельств. Вот ты как думаешь, как с этим быть? - Полина помолчала и зачем-то добавила, - Еще и... А, ничего.

Еще и зная, что твой лучший друг тебя переживет, хотела сказать она. Но этих слов ей отчего-то было не выдавить из себя.

- А, забей. На лирику иной раз пробивает, - Полина благодушно хмыкнула, прикрывая глаза.

А затем, Полина поднялась на ноги, вскинула голову к небу и неопределенно ухмыльнулась. Звезды все так же перемигивались на ночном небе, а большая и яркая луна светила не хуже иного фонаря.

- Эй, если хочешь, можем сменить обстановку, - Полина не стала дожидаться ответа, в конце концов, разговор всегда можно продолжить на ходу, - Тут ведь довольно светло. Если хочешь, могу показать тебе тот дом с исписанными квартирами. Ну так чего?

В конце концов, тупить на одном месте глазами в небо было хорошо в гордом одиночестве. Трепаться же Полина предпочитала на ходу - постоянная смена обстановки и необходимость перебирать ногами здорово сглаживали все возникающие по мере разговора шероховатости.

+1

11

Вася никогда прежде не задумывалась о таких вещах. В общем-то, она сама всегда прекрасно понимала, что думать – не самая сильная её сторона, а уж над такими серьёзными вещами – тем более. Не стала задумываться и в этот раз. Тут бы с умным видом кивнуть и промолчать.

Вот только вот какая штука, некоторые, избыточно свободные люди даже не задаются вопросами, над решением которых широколобые мужи бьются на протяжении столетий.

– Ам, гипотетически? Да ты знаешь, думаю, для меня ничего не поменяется. Я, как бы… Примерно так и живу.

Обычно рассуждать о таких вещах полагается задумчиво, глубокомысленно, с видом китайского мудреца за чашкой чая, на которую, как известно, похожа, кроме всего прочего, жизнь человеческая. Вася же говорила… Совершенно обычно? В смысле, в точности как и всегда, не выбирала слова, совершенно ни над чем не задумываясь.

Как умеют те и только те, кто искренне, безо всяких «если», верит в истинность своих слов.

– Я имею в виду, все мы можем откинуть копыта в любой момент, разве нет? Мир жесток, жизнь коротка и все мы сдохнем, ничего с этим поделать нельзя и всё такое – так почему бы не пожить себе в кайф?

Определенно, это было самое радостное «жизнь коротка и все мы сдохнем», сказанное когда-либо человеком. В какой именно момент Вася, вместо того, чтобы сделать из этой идеи вместо общепринятого вывода «так почему бы не творить херню» гораздо более позитивный вывод «так почему бы перед этим не пожить хорошо», не помнила даже она сама. Кажется, с такой жизненной установкой она жила всегда, сколько себя помнила.

Ам, добро, пошли! – чтобы такая, как она, да отказалась лезть хрен знает куда? Мечтайте. Не задавая лишних вопросов, Вася резко вскочила, с места, побросала в пакет пачку с вафлями и бутылку колы (вроде закрыла?). Пивчанский вот только придётся в руках нести.

– Подержи, щас, фонарик найду.

Отредактировано Василиса Канатчикова (2018-10-10 10:54:40)

+2

12

Как ни странно было это признавать, но Васька говорила здравые, в общем-то, вещи. Полина поднялась с крыши и недоуменно почесала затылок - неужто под этой спутанной волнистой шевелюрой обитал невиданный запас житейской мудрости? Ладно, Полине оставалось только развести руки и сдаться - Васька ей, кажется, даже нравилась.

- Не зассыш? - с бутылкой пива в одной руке и фонариком в другой хмыкнула Полина, прищуривая глаза. Впрочем, не зассыт, и вопрос был исключительно риторическим.

Согнувшись, дабы не шкрябать макушкой потолок надстроечки, оформлявшей выход на крышу и обратно, они спустились на темную лестницу. Справедливости ради - абсолютно темный падик с выбитыми окнами и сиротливо поскрипывающими дверями мог заставить зассать почти кого угодно, и не надо было никаких суицидальных записок на стенах. Но такие, как они - отдельная каста, для них эти места в любое время суток и в любом освещении оставались подчас роднее дома, где для них постелена постель и остыл ужин.
Да, если подумать, они были ужасно печальными детьми.

- Значит, говоришь, просто забить и жить себе в кайф? - Полина лихо перепрыгивала по две, а то и по три ступеньки, даже не глядя под ноги, - Умно. Уделала ты меня, Васька.
Благодушно посмеиваясь, Полина вдруг остановилась и выглянула в разбитое окно на темные заброшки и вздохнула. А потом неспешно пошла по лестнице, уже не пытаясь срезать половину по воздуху.
Хороша была та деваха, которую Полинка уважала. Такое случалось нечасто, но васькино простодушие ее, можно сказать, покорило.

- Тут же, Васька, понимаешь какое дело, - рука Полины скользила по скривившейся от времени и когда-то живших здесь людей основе лестничных поручней, - Батя мой, ммм, важный человек был по-своему, людям во всяких штуках, о которых мусоров не попросишь, помогал. Обозлились на него за это, да спалили вместе с домом.
Последний лестничный пролет перед выходом из падика Полина внезапно перепрыгнула, зажимая пивную бутылку большим пальцем.

- Теперь вот все говорят, что батя мой спился и сам себя по неосторожности сжег. Только пиздеж это, не знают они ни-ху-я ни про батю моего, ни про тех, кто с него спросить решил, - Полина глубоко вдохнула ночной воздух, и тут же торопливо добавила, - Не-не, он не бандит был, если что. Но не любить моих, в общем, было кому.

По улице они шли уже неторопливо. Полина время от времени присасывалась к пивной бутылке, но не то чтобы отпивала много.

- Со смертью папки все, понимаешь, развалилось.  Я, типа, пытаюсь делать то, что он делал, но так себе выходит, - Полина кисло ухмыльнулась, - Хотя вот нашла одного помощничка, он, ну, в теме оказался. Может, не так хоть паскудно будет теперь. Но дело-то в другом...

Полина и Васька остановились у того дома, с коего спрыгнула незадачливая школьница.

- Я ж хуй знает, Васька, черти те, что папку порешили, успокоились, или им для красивого счету еще и моей смерти надо, - Полина тоскливо вздохнула, - Но ты права, наверное. Все так живут. А теперь выбирай, с какого падика начнем. Посмотрим, чего у тебя с этим, как его, шестым чувством.
Перед ними был не менее обшарпанный, чем все окружение, пятиэтажный дом на четыре подъезда. Кое-где вокруг окон было черно от следов когда-то полыхавшего огня, но в целом не было видно ничего, что могло бы выдать в одном из четырех что-то необычное.

+1

13

– Не дождё… Блядь! – Вася хотела было сказать, что нет, не зассыт, вот только из-за этого отвлеклась от поиска фонарика, и потому от всей души долбанулась лбом об дверной косяк. Уже и забыла, насколько там низкий потолок. Хорошо ещё, что бутыль и пакет не выронила. Но заходить всё равно было ужасно неудобно.

Для понимания того, как велики были её страдания по пути до верхнего этажа – Вася только сейчас заметила, что длиннее Полинки где-то так на ладонь.

Впрочем, ничего нового. Вася не так часто встречала людей выше себя.

Спускалась нехарактено для себя, медленно, аккуратно, светила фонарем перед собой и смотрела под ноги. Но хватило её ненадолго – только от крыши до лестничной площадки верхнего этажа, ровно до момента, когда смогла, наконец, выпрямить спину. А дальше – пошла с одной скоростью, почти в ногу с Полинкой, да и то - постоянно себя одёргивала, чтобы не идти быстрее.

Тем временем, умной она себя не считала. Вася вообще не привыкла заниматься самоанализом. Но было видно, что собой довольна – ещё одному человеку вкратце пояснила, как сделать, чтобы завтра было хорошо.

Даже странно, что так мало людей это знают. Просто ведь всё.

– Ав, да ты знаешь… Я как-то такими вещами не интересовалась никогда. Батя мой как-то друзьям говорил, что в девяностые тоже мальца куролесил… Я в дела эти не лезу.

Если честно, это было не совсем так, она была в общих чертах в курсе, чем отец занимался и когда (ничего интересного – продуктами торговал, сперва сам, потом оптом), но догадывалась, что в слова «мальца куролесить» отец вкладывал явно не этот смысл. Вася не любила слушать разговоры отца с друзьями.

– И чего, часто просят? Я про помощь. Можешь не говорить, обо что. – Вася говорила совершенно искренне, никакой вопросительной интонации насчёт того, кто и зачем обращается. Во-первых, дело-то ведь личное, а во-вторых – она даже не задумывалась на тему того, что некая помощь может понадобиться ей самой.

С шестым чувством, вроде как, проблем никогда не испытывала. Потому уверенно, не раздумывая ни секунды, мотнула головой вперед, в сторону ближайшего подьезда.

– Ам, а чего тут думать, вот сюда и пойдём!

+1


Вы здесь » Кончится лето » Настоящее » Восемнадцать метров над асфальтом и звезды | 23.07.2009


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC